Учебные материалы для студентов

Конституционное право


Конституционное право



Личные права и свободы


Личные права и свободы, именуемые также гражданскими, составляют основу правового статуса человека и гражданина. Большинство из них носят абсолютный характер, т.е. являются не только абсолютными, но и не подлежащими ограничению. Отсюда – всегда повышенный уровень гарантий и охраны этих прав и свобод, перечисленных в ст. 20–29 Конституции РФ.

Критерием выделения данной категории прав служит свобода принимать решение независимо от государства. К личным правам относятся: право на выбор гражданства (ст. 6 п. 3), право на жизнь (ст. 20 п. 1), право на рассмотрение дела обвиняемого судом присяжных (ст. 20 п. 2), право на личное достоинство (ст. 21 п. 1), право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 п. 1), право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 п. 1), право на определение и указание своей национальной принадлежности (ст. 26 п. 1), право на пользование родным языком, на выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ст. 26 п. 2), право на свободу передвижения и выбор места жительства, въезда и выезда из страны (ст. 27), свобода совести и вероисповедания (ст. 28), свобода мысли и слова (ст. 29 п. 1).

Под свободой совести понимается право человека либо верить в Бога в соответствии с учением той или иной свободно выбранной им религии, либо быть атеистом, т.е. не верить в Бога. Эта свобода особенно важна в государствах, в которых признана государственная религия и, следовательно, существует определенное давление на человека с целью заставить его принять эту религию. В государствах без государственной религии свобода служит защитой для атеистов, а в тоталитарных атеистических государствах ею прикрывались официальная антирелигиозная пропаганда и гонения на церковь.

Свобода вероисповедания означает право человека на выбор религиозного учения и беспрепятственное отправление культов и обрядов в соответствии с этим учением. Эта свобода, таким образом, по своему содержанию ?же первой.

В субъективном смысле, т.е. как право человека, равнозначным является понятие свободы религии, но оно означает и право на существование всех религий и возможность каждой из них беспрепятственно проповедовать вероучение. Однако в обиходе очень часто все указанные термины употребляются как идентичные.

Конституция РФ провозглашает: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» (ст. 28). В этой статье в завуалированном виде закрепляется право не только на атеистические убеждения, но и на атеистическую пропаганду («распространять религиозные и иные убеждения»). С содержательной точки зрения следует признать бесполезным упоминание о праве «не исповедовать никакой» религии, поскольку это заложено в содержании свободы совести. Следует помнить, что данная статья Конституции РФ посвящена только правам человека в области религии, что же касается правового положения самих религиозных объединений, их равенства перед законом, то основанием этого служит ст. 14 Конституции РФ.

Свобода совести и вероисповедания подробно регламентируется Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»7. Так, конкретизированы гарантии свободы вероисповедания, для чего, в частности, запрещено обязывать человека сообщать о своем отношении к религии. Хотя верующие обычно этого не стесняются, но принадлежность к религии может послужить в некоторых случаях поводом для их дискриминации со стороны отдельных бюрократов или грубых атеистов. Весьма важно признание тайны исповеди – ни при каких обстоятельствах от священнослужителя нельзя потребовать сведений, которые стали ему известны на исповеди. Гражданин РФ, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Закон запрещает установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии. Граждане РФ равны перед законом во всех областях жизни независимо от их религиозной принадлежности. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженном с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан, с пропагандой религиозного превосходства, повреждением имущества, преследуется в соответствии с законом. За религиозными объединениями закреплены права в области совершения религиозных обрядов и церемоний, производства и распространения религиозной литературы и предметов религиозного назначения, международных связей и т.д.

В то же время законодательство преследует религиозные объединения, деятельность которых сопряжена с причинением вреда здоровью граждан, с побуждением к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению противоправных действий. Речь идет о различных изуверских сектах и объединениях, до сих пор еще нелегально действующих в стране.

Что касается свободы мысли и слова, то данный вид благ также является неотъемлемым и предоставлен каждому человеку. Мысль является неотъемлемым свойством человека, основой его действий и поступков. Мысль всегда свободна, это ее имманентное состояние. В этом отношении законодательного закрепления свободы мысли не требуется. Лишить мысль свободы – заветная цель всех тиранов, но эта цель, в конечном счете, не осуществима. Можно заставить человека говорить не то, что он думает, но заставить его думать или не думать по указке невозможно. Непонимание этой простой истины – главная причина краха всех тоталитарных режимов.

Иное дело – свобода слова. Слово может быть и источником разрушения, через него проявляется инакомыслие – главная опасность любой тирании. У свободы слова общая судьба с демократией: когда уничтожают одну, кончается и другая. Все демократические конституции мира закрепляют эту свободу, видя в ней основу для свободы печати, оппозиции, критики, инакомыслия и прав меньшинства. Эта свобода, как никакая другая, опасна в руках людей безответственных, разного рода карьеристов, демагогов и амбициозных политиков. Злоупотребление свободным, и особенно печатным, словом часто в истории многих стран подрывало общественные устои и вело к ликвидации самой свободы слова, как и свободы в целом.

Признание свободы слова требует и признания возможности ее ограничения – не только этического и культурного, но и юридического. Поэтому в Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. прямо устанавливается необходимость на основе закона ограничить свободу слова для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

Конституция и законы большинства стран мира открыто ставят пределы свободе слова, указывая недопустимые цели ее использования. Нельзя, например, признать за выражение свободы «шуточные» крики о пожаре в переполненном темном зале кинотеатра, вызывающие панику, давку в дверях и гибель людей. Так же далеки от свободы слова тех, кто проповедует национальное или расовое превосходство и требует узаконения самосуда. Даже если цели у произнесенного слова законны, то требуется еще моральная ответственность за это слово с тем, чтобы оно не обернулось против других людей и всего общества.

Содержание свободы слова весьма широкое – это не только право говорить все что угодно, но и сумма убеждений, мнений, идей, выраженных как устно, так и в письменном (печатном) виде, в произведениях изобразительного искусства, научных исследованиях, художественной литературе и музыке. Другими словами, это все то, что выражает мысль человека, его устремления и надежды (рис. 1).

Конституция РФ гарантирует свободу мысли и слова, но она же устанавливает, что не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Это целая программа негативного отношения к идеям, способным взорвать здание общественного согласия. Не совсем, правда, ясно, какие силы пропагандируют языковое превосходство – похоже, что таких сил в России нет, если не считать требований соблюдать право на использование родного языка, что, однако, никак нельзя трактовать как пропаганду превосходства.

Весьма важно положение, сформулированное в ч. 3 ст. 29 Конституции РФ: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них». По своему содержанию понятие «убеждения» шире, чем «мнения»; это понятие охватывает устойчивую систему взглядов, основанную на определенном мировоззрении, но и мнение может значить очень много, ибо является частью убеждений. Для демократии главное, чтобы все могли, ничего не опасаясь, выражать свои убеждения и мнения, а убеждения и мнения меньшинства, или инакомыслящих, уважались.

Многообразие проявлений свободы слова дает основание отнести ее в равной степени и к личным, и к политическим правам человека. Так произошло и со ст. 29 Конституции РФ, первые три части которой трактуют эту свободу в личностном плане, а остальные две – в политическом.