Учебные материалы для студентов

Философия


Философия



ОБЩЕСТВО КАК РАЗВИВАЮЩАЯСЯ СИСТЕМА: НАПРАВЛЕННОСТЬ, СТАДИАЛЬНОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ


В среднем специальном учебном заведении данная тема представлена в основном футурологической проблематикой, суть которой состоит в стремлении соотнести национальные и общечеловеческие, материальные и духовные перспективы земной цивилизации. Реализация данного стремления предполагает необходимость предварительного рассмотрения ряда исходных понятий – «общественный прогресс», «общественно-экономическая формация», «цивилизация».

Вопросы направленности, векторности социальных изменений впервые были поставлены в древности. Так, Пифагор высказал идею «мирового года» – одиннадцати тысяч лет, по прошествии которых общество возвращается в исходное состояние. В период Нового времени данная идея исторического круговорота была скорректирована, в частности, Дж. Вико. Итальянский мыслитель полагал, что, по завершении последнего, четвертого, цикла своего развития по восходящей народ претерпевает откат. Новый этап народ начинает с более высокой «стартовой точки» в сравнении с началом предшествующего отрезка. Вскоре после этого во Франции распространилась идея прямолинейного восходящего общественного прогресса, т.е. постоянного совершенствования общества на основе роста образования, просвещения, нравственности людей. Главными творцами данной идеи были А. Тюрго, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо. Позднее Гегель обосновал объективно-идеалистический вывод об общественном прогрессе как «прогрессе самосознания», т.е. стремления «абсолютного духа» в ходе саморазвития достичь совершенства, что благоприятно отражалось на изменениях в экономике и в других сферах. Вступив в противоречие с собственным диалектическим методом, Гегель сделал вывод о завершенности общественного прогресса в «лице» прусской монархии I трети XIX века и самой гегелевской философии. С духовным самосовершенствованием человека – на основе приобщения к религии – увязывали прогресс общества Н. Бердяев, В. Соловьев и другие российские мыслители эпохи «серебряного века».

Марксизм определил общественный прогресс как процесс исторической деятельности народных масс, ведущей через классовую борьбу и социальную революцию к коммунистическому переустройству прежнего антагонистического общества. Он различает, прежде всего, первобытный общественный прогресс, который отличался слабой интенсивностью социальных изменений, нерасчлененностью материальной и духовной сфер общества, личностной неразвитостью человека и т.д. Следующий этап - антагонистический прогресс с присущей ему социальной несправедливостью в отношениях собственности на средства производства (и, соответственно, в сфере распределения), эксплуатацией человека человеком. Высшим этапом общественного прогресса был провозглашен коммунизм. Он исторически рассматривался как обязательная ступень развития всех народов с заранее известными, общими для них, чертами и признаками, как начало «подлинной истории» человечества. Не принимая концепцию исторического круговорота, марксизм не отрицает явлений социального регресса, особенно в докоммунистическом обществе, олицетворяемых разрушительными войнами, стихийными бедствиями, длительным господством реакционных классов, варварским отношением к окружающей среде.

Оригинальную позицию по рассматриваемой теме разработали Н. Кондратьев и А. Чижевский – отечественные мыслители I трети XX века, а также близкий к их взглядам Й. Шумпетер (Германия). Они делили полосу исторического развития на отрезки-«циклы», именуя их короткими, средними и длинными «волнами»: 4-6; 7-11; 50-56 лет. Переход от цикла к циклу обусловлен «оживлением» – отказом от устаревших экономических теорий, непопулярных политических институтов и способов разрешения назревших проблем. А. Чижевский исходил из 11 «исторических циклов». В их «средних точках» происходит заметное обострение основных факторов общественной жизни, преодолеваемое с помощью идей «социального порядка».

Современная западная мысль редко оперирует понятием «общественный прогресс». Наиболее ярко ее позицию выразил К. Поппер (Германия). Исходя из того, что представления об общественном прогрессе во многом ведут к историцизму и констатируя переплетение явлений прогресса и регресса, в том числе в современных условиях, он подчеркивает необходимость осознания каждым человеком личной ответственности за повседневное демократическое улучшение жизни, наполнение ее глубоким нравственным смыслом. Только при таком подходе индивидуальная свобода будет способствовать обогащению ее общественных условий, без которых подлинная демократия невозможна.

Следует подчеркнуть, что те, кто оперирует понятием «общественный прогресс», обычно забывают о его наиболее эффективном критерии – уровне свободы человека, о которой К. Маркс писал как о степени господства над природой (его яркое выражение – экономика), над обществом (сфера политики, власти) и над «самим собой» (духовно-нравственная свобода, осознание смысла жизни как процесса самореализации человека, не причиняющей злонамеренного ущерба другим людям).

Проблема направленности общественного развития не отделяется от вопроса о его стадиальности, ступенчатости. Данный вопрос есть, по существу, вопрос о моделировании социальных процессов, во-первых, предполагающем фиксацию важнейших признаков исследуемых явлений и, во-вторых, представляющем собой отвлечение от второстепенных его признаков, т.е. такое абстрагирование, за которым «скрывается» значительное разнообразие реально-практических воплощений конкретных обществ.

Суть марксистской концепции общественного прогресса состоит в формационном моделировании различных его ступеней. Марксизм выделяет три основных формационных типа:

1) архаичный (традиционное, т.е. первобытное общество);

2) экономический, включающий рабовладельческий, феодальный, буржуазный способы производства;

3) коммунистический.

Каждая общественно-экономическая формация – единство базисного (совокупности производственных отношений) и надстроечного (нематериальные отношения; государственные и негосударственные учреждения и организации; общественное сознание) элементов, диалектически связанных между собой. Подчеркивая их взаимовлияние, марксизм в конечном счете склонялся к признанию ведущей роли базиса относительно нематериальных структур и явлений общества. На основании данного вывода марксизм претендует на обнаружение «объективных социальных закономерностей» – неких жестких детерминант хода общественного развития. По-видимому, правы те критики марксизма, которые не отрицают наличия законов функционирования отдельных подсистем общества (например, рыночной экономики), но законы рынка, а тем более социальные законы «в целом» рассматривают лишь как вероятностные законы, законы-тенденции. Кроме того, марксизм в рамках формационной модели недостаточно убедительно отвечает на следующие вопросы:

1) почему в одинаковых или весьма сходных географических условиях соседствуют общества с различной формационной «принадлежностью»;

2) почему – при наличии однотипного базиса надстройки соответствующих обществ часто весьма своеобразны?

Нельзя игнорировать тот факт, что данная модель исключительно европоцентрична.

Формационный подход к периодизации общества не лишен и достоинств. Ориентируя на «вертикальный срез» общественного развития, он фиксирует как элементы повторяемости в социальной истории, так и качественную несводимость одних ее этапов к другим. Помимо этого, данный подход выполняет позитивную методологическую роль (если он не абсолютизируется), будучи определенным ориентиром для обществоведов, ведущих конкретные исследования различных сфер социальной жизни.

Отмеченные слабости рассмотренной модели общественного прогресса в значительной степени «снимает» его цивилизационная модель. Термин «цивилизация» (от лат. civilis – гражданский) привнес в науку Ф. Фергюссон (Шотландия) в XVIII веке, но активно работать с ним начали французские просветители. Они обозначили им гражданское общество антифеодального типа, основанное на разуме и справедливости, отождествив цивилизацию и культуру. Во второй половине XIX –XX веке данным понятием оперировали Н. Данилевский, П. Лавров, Н. Бердяев, Л. Гумилев и др., применяя его в философско-исторических целях. Цивилизация трактовалась ими как «культурно-исторические типы» общества, отличающиеся заметным своеобразием.

В первой трети XX столетия большой вклад в разработку этой проблемы внес О. Шпенглер (Германия), в первую очередь в работе «Закат Европы». Перспективы всемирной истории». Он характеризовал цивилизацию как период упадка и гибели культуры, суть которой видел в ее «душе» – специфическом, обусловленном прежде всего феноменом религии, культурно-психологическом типе, находящемся в постоянном обновлении. Наиболее талантливый ученик О. Шпенглера – А. Тойнби (Англия) различал 21 цивилизационную ступень, не ограничивая ее последней фазой эволюции культуры. Для него цивилизация – ограниченная во времени и пространстве культурно-историческая система, характеризующаяся единством хозяйственной, политической и духовной жизни. В основе ее эволюции – «творческий порыв» правящей элиты, настоянный на духовно-религиозных ценностях, в первую очередь.

В настоящее время в философско-исторической литературе нет полного единодушия по проблеме соотношения культур и цивилизаций. Многие их отождествляют. Другие рассматривают цивилизацию как:

а) материально-техническое «тело» культуры;

б) выражение целостности, единства культур определенного исторического периода.

Российский ученый А. Ракитов исходит из того, что понятие «цивилизация» предполагает общепринятые рациональные регуляторы нормальной жизни людей, а термин «культура» акцентирует национально-специфические особенности каждого народа.

Большинство современных исследователей считают, что цивилизационная модель общества включает три основных компонента:

а) тип общественно-производственной технологии, характеризующей экономику, сферу обслуживания, отношение к природе;

б) тип общественно-политической технологии, особенно сущность политического режима;

в) тип социальной системы в целом, ориентированной на создание общественных условий гарантии разумных личных свобод граждан. Плюс к этому общественно значимые идеалы и ценности, господствующее мировоззрение в целом.

Различаются локальные, региональные цивилизации и общемировая, условия для которой начинают постепенно вызревать, поскольку решение глобальных проблем современности – экологической, продовольственной, топливно-сырьевой, энергетической, освоения космоса, ликвидации оружия массового уничтожения – требует объединенных усилий человечества. Перспективы земной цивилизации в XXI веке являются предметом футурологии ( от лат. future – будущее). В доуниверситетский период обучения вы познакомились с ее основами и знаете, что одни футурологи прогнозируют неизбежность «битвы цивилизаций», другие – необходимость «баланса интересов» как фактора формирования «всеединого человечества» (по В. Соловьеву).

В контексте данной темы нельзя обойти вниманием вопрос о цивилизационных перспективах современной России, находящейся на начальной фазе послетоталитарного развития. В научно-публицистической литературе последних лет дебатируется ряд вариантов возможного развития российского «сценария» – от неокоммунистического до монархического. Разумный, пронизанный философией здравого смысла, экономический и политический курс развития нашей страны будет реализован при учете ряда факторов. Важнейшим из них является рассмотрение государственно-политическими элитами России народа в качестве цели, а не инструмента своей политики. Основанное на взвешенном, не допускающем экстремизма в любой его форме, плюрализме в сфере экономики, политики, идеологии движение к демократически-гражданскому обществу является наиболее предпочтительным вариантом подъема России к высотам мировой цивилизации.

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

Архаическая общественная формация; коммунистическая общественная формация; культура; надстройка; общественный процесс; общественно-экономическая формация; цивилизация; экономический базис.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

7.8.1. Что такое «мировой год» в трактовке Пифагора?

7.8.2. Какова суть общественного прогресса в представлении марксизма?

7.8.3. Что такое экономический базис?

7.8.4. Какова сущность цивилизационных основ общества?

7.8.5. Какой вариант цивилизационного выбора предпочтительнее для России?

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Что такое общественный прогресс?

2. Каков главный критерий общественного прогресса?

3. Что марксизм понимает под настройкой общества?