Учебные материалы для студентов

Экономическая история


Экономическая история



Историко-экономические аспекты кризиса хозяйственной системы в СССР


Состояние экономики Российской империи перед Октябрьской революцией 1917 г. было чрезвычайно тяжелым. Важнейшей проблемой являлось снабжение городов и действующей армии. Последнее затруднялось отсутствием четкой организации военной экономики: централизованная германская модель принята не была, а легальный рынок продовольствия был закрыт в 1914 г. В стране шли активные инфляционные процессы: к октябрю 1917 г. покупательная способность 1 рубля равнялась 6-7 довоенным копейкам. Промышленной продукции выпускалось на 29% меньше, чем в 1913 г., сельскохозяйственной меньше на 12% .

В 1918–1920 гг. в стране проводится политика военного коммунизма, направленная на полную централизацию управления экономикой. Земля, промышленные предприятия, банки и страховые компании национализированы. Верховным координирующим органом страны становится Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). В его задачи входило составление квартальных и годовых планов развития предприятий, подчиненных его отраслевым главкам и рабочему контролю над производством и распределением продукции.

После революции вводится государственная монополия внешней торговли. Торговые сделки с иностранными государствами и отдельными предприятиями за рубежом производились только специально уполномоченными органами.

Во внутрихозяйственном обороте страны был организован в основном безналичный денежный оборот, в котором движение денег осуществлялось преимущественно в виде перечислений по счетам в кредитных учреждениях и зачетов взаимных требований, а в обороте доходов населения – наличный. Кредитование промышленных предприятий осуществлялось филиалами Народного банка РСФСР в пределах, установленных его учетно-ссудным комитетом. Так как высокие в условиях Гражданской войны убытки предприятий полностью покрывались за счет беспроцентных кредитов, рос объем необеспеченной денежной массы. Общее количество денег за 1917–1921 гг. выросло в 76 раз, цены возросли в 93,6 раза. В стране шла натурализация хозяйства. К концу Гражданской войны промышленность выпускала в 7 раз меньше продукции, чем в 1913 г.

В этот же период происходит становление плановой системы. В 1919 г. разрабатываются материальные и финансовые балансы для обоснования первого долгосрочного плана ГОЭЛРО. Планом предусматривалось 10–15 лет для восстановления экономики при последовательном решении технологических, экономических и социальных проблем. Базой экономического роста провозглашалась электрификация хозяйства, а цель хозяйственной деятельности виделась разработчикам плана в повышении производительности хозяйства.

Фиаско политики военного коммунизма проявилось в кризисном состоянии продовольственного снабжения городов за счет продразверстки – принудительного изъятия по твердым ценам излишков продукции сельхозпроизводителей. Военный коммунизм сменяется новой экономической политикой (НЭП).

Целью НЭПа являлось построение социализма в Союзе Советских Социалистических республик (СССР) с государственной собственностью на средства производства и стимулированием по труду. Предполагалось сохранение многоукладной экономики при доминировании государственного сектора, на который распространялись директивные методы управления, и подчиненного положения частных и кооперативных секторов, направляемых косвенным регулированием.

Теоретическую основу плановой системы заложил созданный в 1923 г. баланс народного хозяйства СССР, охватывающий важнейшие межотраслевые потоки продукции. В то же время государственное регулирование рынка организационно опиралось на товарные и фондовые биржи, находившиеся в ведении наркоматов торговли и финансов. С их помощью упорядочивался торговый оборот, ослаблялся спекулятивный рост цен, стало возможно выявление спроса и предложения товаров, сбалансированное установление цен.

Стабилизация денежного обращения в 1922–1924 гг. включала деноминацию (обмен 1 млн старых денежных знаков на 1 руб. новых совзнаков) и введение параллельного обращения совзнаков и червонцев. Обесценивавшиеся совзнаки были предназначены для обслуживания внутреннего товарооборота, а обеспеченные на 25% золотовалютными резервами червонцы – преимущественно для внешней торговли.

К 1926 г. удалось восстановить народное хозяйство на уровне 1913 г. В этом же году наметилось снижение темпов роста экономики, вызванное ограничительными действиями отраслевых монополий. Методом борьбы с этим явлением становится усиление координирующей роли ВСНХ в масштабах всей национальной экономики. Основным средством выбрано перспективное планирование, для чего в 1927 г. принимается решение о составлении первого пятилетнего плана, реализованное в 1929 г. Плановое руководство экономикой подразумевало подчинение финансовой системы задачам сбалансированного развития материально-вещественной структуры народного хозяйства.

Пятилетний срок долгосрочного планирования, избранный в СССР, обусловлен его соответствием строительному циклу крупных промышленных предприятий, возможностью осуществления за такой период перевооружения действующих предприятий, освоения новых месторождений природных ископаемых, создания производственной и социальной инфраструктуры, а также завершением цикла подготовки специалистов.

Первый пятилетний план (1929–1932) был ориентирован на сооружение крупных предприятий и освоение новейших достижений капиталистической техники. Плановые показатели были достигнуты за четыре года и три месяца. В строй вступило 1,5 тыс. новых крупных промышленных предприятий, оснащенных передовой техникой. Выпуск валовой промышленной продукции был увеличен в 2 раза. Была ликвидирована безработица.

Целью второго пятилетнего плана (1933–1937) стало завершение технической реконструкции народного хозяйства. План был ориентирован на всестороннюю электрификацию, комплексную механизацию производственных процессов, широкое развитие химической промышленности. Промышленное производство за эти годы возросло в 2,2 раза.

Третий пятилетний план (1938 – июнь 1941 г.) был направлен на рост отраслей ВПК, прежде всего машиностроения. Активно осваивались восточные районы страны.

Столь высокие темпы экономического роста достигались за счет массового переселения сельского населения в города, его перехода от сельскохозяйственного труда к промышленному. Возможность высвобождения огромных масс сельского населения была достигнута за счет роста производительности труда в сельском хозяйстве в 1940 г. на 71% по сравнению с 1928 г. Основу такого роста составило техническое перевооружение сельского хозяйства.

Оценивая результаты довоенных пятилеток необходимо отметить преимущественное развитие промышленности группы «А» (производство средств производства) над группой «Б» (производство товаров народного потребления). Если в 1928 г. удельный вес группы «А» составлял 39,5 % объема промышленной продукции, то в 1940 г. доля группы «А» возросла до 61%. Опасность такого «самодовлеющего» роста производства ради производства со стабилизацией или ухудшением благосостояния граждан проявилась уже в послевоенные годы. Для того периода, характеризовавшегося высокой военной опасностью, такие диспропорции были оправданны. Подтверждением этому заключению стало проявившееся в ходе войны превосходство советской индустрии над промышленностью фашистской Германии.

Анализ развития советской экономики в послевоенный период позволяет охарактеризовать закономерное движение бывшего Советского Союза и в его составе России к экономическому кризису, поразившему страну на рубеже 80–90-х годов. Примерно за 30 лет проделан путь от умеренного процветания в 60-х годах на основе устойчиво высоких темпов экономического роста, успехов в аэрокосмической области, производстве вооружений, топлива и энергии, наращивания жилищного строительства к глубочайшему кризису, повлекшему за собой потерю геополитических позиций СССР (табл. 2).

К числу основных социально-экономических причин кризиса относится волюнтаристское отношение к экономике, подчинение ее политике, конъюнктурным лозунгам и военным целям. Истоки такого подхода лежат в первых пятилетних планах, построенных по телеологическому принципу: не исходя из имеющейся структуры экономики и ее возможностей, а с ориентацией на решение за счет экономики политических задач. Создание тяжелой индустрии не основывалось на традиционно предшествовавшем ему первоначальном накоплении капитала в результате развития легкой и пищевой промышленности, сосредоточении за счет налоговой политики значительных материальных и финансовых ресурсов в руках государства. Оборудование для создания базы тяжелой промышленности было закуплено на доходы от реализации за рубежом конфискованных у церкви и частных лиц ценностей.

Таблица 2

Среднегодовые темпы прироста национального дохода

и капитальных вложений [17, с. 86].

Годы Национальный доход Капитальные вложения

1961–1965 6,5 5,4

1966–1970 7,4 7,3

1971–1975 6,3 6,7

1976–1980 4,2 3,7

1981–1985 3,5 3,7

1986 2,4 9,2

1987 0,7 5,9

1988 4,5 7,7

1989 1,9 4,1

1990 – 4 0,1

1991 – 14,3 – 15,5

К середине 80-х годов советская экономика представляла собой типичный пример хозяйства мобилизационного типа, ориентированного на целевую концентрацию, мобилизацию ресурсов. Характерными чертами такой экономики были крайне высокий уровень милитаризации, колоссальные различия в техническом оснащении отдельных отраслей, автаркичность хозяйства, его утяжеленная структура, административная система управления и специфический механизм трудовых мотиваций.

Экономика страны в эти годы полностью подчинялась целям наращивания оборонного потенциала. Доля военных расходов достигала 23% ВНП, а в машиностроении оборонная продукция составляла 60%. Следствием милитаризации стало сосредоточение здесь всех высоких технологий, наиболее квалифицированных инженеров и рабочих, научно-исследовательских и конструкторских разработок. Такое положение достигалось за счет поддержания жесткой системы приоритетов в распределении ресурсов правительством, Госпланом и Госснабом.

Высокий удельный вес отраслей, производящих и перерабатывающих сырье (энергетика, топливная промышленность, металлургия и т.д.) характеризовал утяжеленную структуру экономики. Такая ситуация была прямым следствием милитаризации экономики. С одной стороны, чем выше была военная нагрузка, тем больше был относительный спрос на сырье, тем больший объем капиталовложений направлялся на поддержание развития сырьевых отраслей. С другой стороны, преимущественное финансирование модернизации производств военно-промышленного и топливно-энергетического комплексов сохраняло низкий уровень технологий в гражданских отраслях, что не позволяло снизить огромные удельные затраты энергии на транспорте и в сельском хозяйстве, затраты сырья и материалов в машиностроении и строительстве.

Автаркия – вторая после милитаризации причина глубоких структурных деформаций в экономике. Слабое участие в мировом разделении труда существенно расширяет номенклатуру производства, особенно в машиностроении, препятствует рациональной специализации предприятий, ведет к повышению уровня затрат.

Дефицит всех видов ресурсов – органическое свойство мобилизационной экономики. Настолько же органическое, как и административный характер координации хозяйственной активности. Задача экономической администрации в этих условиях – решение проблем распределения ресурсов. Последнее в первую очередь осуществлялось через посредство годовых планов. Годовой план обеспечивал согласованность между годовыми объемами производства и импорта отдельных видов ресурсов и заявками потребителей.

В отличие от годового, пятилетнее планирование в первую очередь было предназначено для ограничения дефицита за счет ликвидации дисбалансов в производстве и потреблении отдельных ресурсов. Последнее достигалось за счет распределения капиталовложений и импортных ресурсов. Таким образом, организация, отвечавшая за планирование – Госплан, – устанавливала порядок в очереди за ресурсами: вслед за военными приоритетами на втором месте были приоритеты, связанные с поддержанием сбалансированности экономики.

Характерной особенностью советской экономики была относительно незначительная роль денег. Причиной такого явления был натурально-вещественный порядок планирования. Сначала осуществлялось прямое распределение ресурсов. В соответствии с этим натуральным распределением осуществлялось финансирование. Таким образом, не товары следовали за деньгами, а деньги – за товарами. Следствием малой роли денег была незначительная роль такого денежного феномена, как плановая система цен.

Мотивация к труду достигалась в советской экономике не только за счет заработной платы. Чрезвычайно весомым стимулом к работе и повышению квалификации была иерархическая система социальных льгот. К ним относились: бесплатное жилье, бесплатные услуги просвещения и здравоохранения, специальное снабжение потребительскими товарами и др.

Начало кризиса системы в 80-х годах выразилось в распаде и деградации экономики. В это время обостряется дефицит ресурсов. Для его преодоления постоянно разрабатываются и внедряются новые производственные программы. Ежегодный рост плановых заданий по этим программам приводил к изнашиванию производственного аппарата и снижению качества продукции.

Постоянному увеличению плановых заданий предприятия противопоставляли сокрытие резервов, номинальное выполнение заданий, номинальное увеличение объемов производства за счет снижения качества продукции и откровенной лжи в отчетах.

Целые отрасли в это время уже не могли существовать вне организованной системы хищений и коррупции. Например, в оптовой и розничной торговле минимальный уровень обеспечения отрасли ресурсами заведомо предполагал финансирование отрасли за счет спекуляции и обмана покупателей. В легкой и пищевой промышленности систематические хищения стали негласно признанной добавкой к крайне низкой величине заработной платы, установленной для работников отрасли.

Среди причин кризиса, относительного снижения жизненного уровня населения – реализация тезиса о преимущественном росте первого подразделения общественного производства (производства средств производства). После войны производство машин и оборудования начинает носить самодовлеющий характер, при этом технические характеристики продукции машиностроения менялись медленно.

С середины 70-х годов нарастают инвестиции в транспорт и связь. Это происходит главным образом вследствие форсированного строительства нефтегазопроводов. Одновременно постепенно уменьшается доля капитальных вложений в жилищное строительство, торговлю, здравоохранение, науку, культуру, то есть в сферы жизнеобеспечения нации.

Между тем во второй половине XX в. идет постоянное повышение жизненного уровня трудящихся практически во всех развитых странах. Увеличение заработной платы ведет к усилению платежеспособного спроса на предметы потребления. В этих условиях происходит быстрое изменение ассортимента потребительских товаров, улучшение их качества, увеличение объемов производства.

В советской экономике вместо ориентации управления экономикой на цели потребительского рынка, повышения его гибкости для быстрого реагирования на изменения в научно-технической области и хозяйственной конъюнктуре, создания стимулов к труду, усиливалась децентрализация управления народным хозяйством, стимулировался рост затрат и спекуляция товарами народного потребления.

В попытке преодолеть кризисные явления в экономике в 1985–1987 гг. проводится программа ускорения социально-экономического развития. В хозяйстве, где лишь некорректные отчеты предприятий, завышавших объемы выполняемой работы, позволяли показывать темпы роста национального продукта на уровне 3%, пытались добиться 5% роста. Инструментом ускорения стало увеличение капиталовложений в базовые отрасли, прежде всего в машиностроение. Правительство надеялось, что таким путем удастся преодолеть структурные (отраслевые) ограничения экономического развития. Однако вызванные перераспределением ресурсов проблемы в снабжении потребительского сектора заставили правительство отказаться от политики ускорения и перейти к реформам 1987 г.

В основе этих реформ лежал закон о самостоятельности предприятий. Считалось, что без планового давления проявится заинтересованность предприятий в увеличении объема производства, обновлении производственных фондов. К сожалению, прекращение планового контроля при отсутствии контроля частной собственности привело к сокращению объемов производства, ассортимента, увеличению фонда заработной платы, расходов на социально-культурные нужды.

Разрушение планового контроля в первую очередь сказалось на неприоритетных отраслях потребительского сектора. Поставки ресурсов для них существенно сократились. Приоритетные отрасли – оборонные и тяжелая промышленность – использовали ресурсы, распределяемые через «плановый заказ».

Создание новых коммерческих структур – кооперативов – не могло мгновенно обеспечить удовлетворение текущих запросов потребителей. В то же время через создаваемые при государственных предприятиях кооперативы преодолевались ограничения по фонду заработной платы. Рост последней происходил на фоне падения реальных объемов производства, что создавало условия для инфляции, выражавшейся в усилении дефицита товаров. Наблюдался рост социальной напряженности.

Новые структуры политической власти: Съезд народных депутатов, избираемый им Верховный Совет СССР и президент СССР решили снизить социальную напряженность за счет использования финансовых инструментов, в т.ч. бюджета страны для перераспределения ресурсов в пользу потребительского сектора. Были профинансированы программы социального развития. Результат был плачевным, так как выделение денег на социальные программы в стране с ранее полной плановой загрузкой физически и морально изношенных мощностей в сельском хозяйстве, легкой и пищевой промышленности ничего не добавляло к располагаемым обществом потребительским ресурсам. В то же время располагаемые в добывающих и энергетических отраслях современные мощности оказались незагруженными.

Падение объемов производства в промышленности отразилось на сельском хозяйстве: растет дефицит запасных частей, горючего, стройматериалов, выросли цены на промышленную продукцию. В результате наблюдается падение производства сельскохозяйственной продукции, сопровождавшееся ростом цен на нее.

Итогами реформ 1985–1990 гг. стали крупные потери в производстве, дезинтеграция экономики, инфляция. Причины этих явлений связаны с деструктивной деятельностью освобожденных от планового контроля предприятий. Сама деструктивная деятельность являлась естественным проявлением сложившихся в период плановой экономики стереотипов поведения предприятий. Деструктивизм поощрялся политиками. Политические реформы опережали экономические: перераспределение экономической власти между центром и регионами выразилось в конкуренции льгот. Она состояла в необоснованном снижении налогов, выдаче разрешений на бартер и лицензий на экспорт.