Учебные материалы для студентов

Экономическая история


Экономическая история



Становление мировой экономической системы на современном этапе


Сложность перевода в теоретическую плоскость развивающихся в реальном времени событий заставляет нас ограничиться представлением структуры понятий, определяющих современный этап развития мирового хозяйства, пока лишь в первом приближении.

На рубеже тысячелетий научное сообщество едино в оценке происходящих во всемирном масштабе перемен как нового этапа исторического развития человечества. Попытки концептуализации происходящих перемен шли в течение всего XX столетия. Наиболее общепринятым в современных социальных науках является понимание текущих процессов как перехода к эре социального Постмодерна. Впервые такая интерпретация идущих процессов была предложена в 1939 г. А. Тойнби.

Смысл этой концепции в происходящем отрицании новым мировым общественным устройством ценностных установок и парадигмы прогресса, характерных для Нового времени. Под Новым временем при этом понимается период господства европейской социальной модели, наступивший в XVI–XVIII вв. Базовыми ценностями этой модели стали гуманистические ценности, акцентирующие в прогрессе процесс развития личности человека, ее реализацию во всем многообразии проявлений. Для экономической стороны жизни это предполагало свободу предпринимательства, для политической и правовой – демократию и либерализм, во взаимодействии с природой – ее подчинение человеческим потребностям за счет использования техники. В наиболее сжатой форме универсальные принципы Нового времени выразила французская революция 1789 г. «Liberte, egalite, fraternite».

Резюмируя представления о времени Постмодерна, заместитель директора Национального института развития Отделения экономики РАН А. И. Неклесса пишет: «На планете происходит не столько социально-экономическая конвергенция (коррелятом которой могло бы служить политическое и социальное единение глобального сообщества, чего также не наблюдается), сколько унификация определенных правил игры, повсеместная информатизация, обеспечение прозрачности экономического пространства... И венчает этот процесс наиболее впечатляющее проявление нынешней глобализации, ее главный образ и символ – мировая коммуникационная сеть»[8, с.26].

Термин «глобализация» описывает превращение мировой экономики из суммы национальных экономик, связанных потоками товаров и капитала, в единую производственную зону и единый рынок, в котором свободно перемещаются капиталы, товары и услуги. Важным фактором в этой связи является институционализация процесса глобализации, под которой понимается унификация законодательных положений, регулирующих международные экономические отношения. Духовно-интеллектуальный срез этого процесса подразумевает формирование единого культурного пространства под влиянием стандартизации образования, взаимодействия масс населения в международных контактах.

В экономической плоскости глобализация охватывает прежде всего финансовую сферу. Темпы роста глобального финансового рынка в несколько раз превышают скорость увеличения мировой торговли и дивергенции производства. Например, по данным Л. Ларуша об экономике США, за период 1956–1970 гг. из 100% годового оборота иностранной валюты ежегодно около 70% приходилось на импорт и экспорт, то есть на финансирование и платежи по импортным и экспортным счетам. В 1976 г. из 100% годового оборота иностранной валюты в США на импортно-экспортные сделки оставалось 23%, в 1982 г. – 5%, в 1990 – 2%, в конце 90-х годов – 0,5%.

Важно отметить, что финансовая глобализация охватывает преимущественно движение краткосрочного денежного капитала. Возникают новые международные финансовые центры, появляются новые региональные валюты, устраняются препятствия на пути движения денежного капитала, выравниваются процентные ставки и условия предоставления кредитов. Ежедневный оборот этого рынка сегодня оценивается в 1 трлн дол. Столь значительная величина мобильного мирового капитала лишает эффективности усилия национальных правительств по контролю за национальными рынками краткосрочных ресурсов.

В отличие от краткосрочного, передвижение долгосрочного капитала в большинстве стран законодательно ограничивается. Традиционной сферой его приложения остаются 16 развитых стран, на долю которых приходится 80% долгосрочных капиталовложений.

Следующим уровнем анализа эпохи Постмодерна выступает совокупность геоэкономических условий и процессов. Геоэкономика анализирует соответствующую экономическую реальность сквозь призму специфики хозяйственной деятельности тех или иных цивилизационных ареалов, специализации этих ареалов, нахождения ими своей, оригинальной ниши в международном разделении труда и их экономического взаимодействия. Геоэкономический статус какой-либо страны определяется не региональной ориентацией внешнеторговых и иных связей, а их характером, т. е. доминирующим стилем ее экономической деятельности.

Для пояснения сути геоэкономического подхода рассмотрим Азиатско-Тихоокеанский регион, где на рубеже 90-х годов завершился процесс перехода от развития международных отношений на основе принципов геополитики к их развитию на базе геоэкономики. Основные различия этих подходов, отмечаемые рядом авторов [8], заключаются в том, что геополитические принципы основываются на защите национальных интересов, понимаемых как недопущение во внутренние дела, обеспечение нерушимости национальных границ – как политических, так и экономических, а также на отстаивании определенных идеологических воззрений. Геоэкономические принципы предполагают обеспечение высоких темпов экономического роста через интернационализацию хозяйственных связей и постепенное размывание национальных границ во имя свободы движения товаров, капиталов, рабочей силы, технологий и т.п.

Если рассматривать глобализацию по аналогии с известными в истории периодами построения империй, то смысл геополитического и геоэкономического подходов можно резюмировать следующим образом:

- Геополитика как пространственная политика направлена на раздел мира, обеспечение территориальных присвоений. Ее опорой выступают административная техника, политическое и правовое обеспечение рационального распределения имперской властию.

- Геоэкономика направлена на освоение пространства вслед за его присвоением. Л.Г. Казарян отмечает, что геоэкономика объективно следует геополитике и состоит в телеологической мобилизации ресурсов, с одной стороны, спекулятивном приписывании оценок – с другой. Под последним автором понимается финансовая политика – искусство управления оценками [8, с. 78].

Геоэкономический анализ позволяет выделить специализированные территориальные сегменты (мировые экономические регионы), объединенные экономической культурой и историей, общим стилем хозяйственной практики, социально-экономическими интересами и стратегией. Топономика геоэкономического членения мира использует названия сторон света для локализации мировых экономических регионов. Здесь традиционно упоминаются мировые Север, Юг, Запад и Восток. Отдельными регионами являются Евразия (экономическая территория бывшего СССР) и так называемый глубокий Юг.

Мировой Север, по мысли ряда авторов, объединяет высокоинтегрированные сектора современных сфер экономики наиболее развитых стран мира, группирующихся вокруг «большой семерки». Основные интересы Севера сосредоточены на сохранении доминирования в мировой экономике. Их глобальная стратегия предусматривает создание мировой системы планирования и перераспределения мировых ресурсов.

Хозяйство Севера нередко называют «штабной экономикой», так как Север сегодня определяет действующие на планете правила игры, регулирует контекст экономических операций, что позволяет присваивать своеобразную ренту с мировой экономики. Организационно хозяйство Севера основывается на транснациональных компаниях (ТНК), штаб-квартиры которых расположены в «странах семи». На сегодняшний день их число превысило 53 тыс., численность их дочерних филиалов – 450 тыс. По оценкам ООН в рамках ТНК и связанных с ними компаний к концу 90-х годов осуществляется более половины мирового промышленного производства.

ТНК за более чем вековой период со времени их возникновения в конце XIX в. существенно эволюционировали. ТНК первого поколения действовали, как правило, в границах существовавших в то время колониальных империй. Их с полным основанием можно назвать колониально-сырьевыми транснациональными компаниями.

В период между двумя мировыми войнами на первый план выходят военные ТНК, деятельность которых была связана в первую очередь с производством вооружений, боеприпасов, амуниции. Это ТНК второго поколения. Они сохранили свою мощь и после Второй мировой войны.

С начала 60-х годов текущего столетия все большую активность проявляют ТНК, которые для завоевания рынков сбыта, источников сырья, сфер приложения капитала широко используют достижения НТР и преимущества межстрановой кооперации предприятий. Это компании третьего поколения.

В период 1960–1980 гг. ТНК, используя поддержку правящих кругов западных стран, все в большей степени ориентировались на внешнеэкономическую сферу. Именно она становилась основным источником получения прибыли. В рамках ТНК реализация товаров, управление и организация работы персонала, проведение научно-исследовательских работ, маркетинга, послепродажного обслуживания осуществляются по одним стандартам и принципам.

Активизация деятельности таких компаний придала глобализации новый импульс прежде всего потому, что их зарубежные филиалы и предприятия стремились стать органической частью национальных экономик принимающей страны. Им пришлось преодолеть негативное отношение к иностранным инвестициям в развивающихся странах, где прошедшая волна национализации фактически подорвала господствующие позиции ТНК прежних поколений.

Международные компании стали наиболее динамичным фактором преобразований в мировом хозяйстве, где традиционные методы накопления капитала вошли в противоречие с потребностями развития мировых производительных сил в условиях научно-технической революции. Преобразования эти носят принципиальный характер. Это связано с изменением роли человека в обществе. Знания, профессионализм становятся не менее значимыми, чем капитал и недвижимость. Именно эти компании способствуют проникновению НТР за пределы мирового Севера. Первоначально туда шел «сброс» только трудоемких сборочных (а нередко и экологически вредных) производств. В последние десятилетия ТНК стали широко использовать квалифицированные научно-технические кадры этих стран. Таким образом мировой Север осуществляет своеобразное «обновление крови».

Значение ТНК в формировании современной мировой экономики является ключевым, ибо они создают предпосылки становления международного производства с единым информационным пространством, международным рынком капитала и высококвалифицированного труда, научно-технических услуг.

По стоимости зарубежных активов самой крупной в мире компанией является англо-голландская «Ройал Датч Шелл». Далее следуют американские «Форд», «Дженерал Моторс», «Эксон», «Ай-Би-Эм». Среди 20 ведущих нефинансовых ТНК семь американских, три японские, две швейцарские и по одной представляют Великобританию, Нидерланды, Италию и Францию. В 1994 г. по объему продаж – 175,8 млрд дол. в год – на первое место вышла японская ТНК «Мицубиси».

Характерной чертой современного международного финансового капитала является его глубокая вовлеченность в сферу научно-исследовательских разработок. Во взаимодействии с государством ТНК и связанные с ними малые рисковые (венчурные) компании становятся главным двигателем научно-технического прогресса. Они расходуют примерно половину всех ресурсов, мобилизуемых для проведения НИОКР, и используют более половины полученных в итоге инноваций. По данным ООН, в руках ТНК сосредоточено 95% мировых патентов и лицензий.

С 80-х годов начинается процесс формирования ТНК четвертого поколения – «глобальных корпораций». Стратегия их характеризуется инновационной агрессивностью и динамизмом, постоянным совершенствованием внутрикорпоративной структуры, нацеленностью на завоевание уже не отдельных сегментов мирового рынка, а ключевых мирохозяйственных позиций в производстве и реализации продукции.

Согласно концепции Д. Данинга, основной упор на этом этапе делается на рационализации структуры капиталовложений в рамках ТНК. Этот процесс также может быть определен как международное перераспределение капитала в рамках ТНК в пользу глобальных корпораций, которое в 1990 г. составило 1,7 трлн дол., против 517 млрд дол. в 1980 г. [9, с.10].

Особенностью создаваемого ТНК международного производства является органическое соединение национального и зарубежного комплексов корпораций в единый глобальный комплекс, где автономные центры, находящиеся в различных странах, работают в рамках единой глобальной стратегии. Эти центры действуют лишь как относительно самостоятельные финансово-промышленные структуры. Они дополняют и поддерживают друг друга в ожесточенной конкурентной борьбе с другими ТНК за постоянно атакуемые командные высоты не только на мировых рынках товаров и услуг, но и на рынках капиталов, высококвалифицированной рабочей силы, технологий, информации.

Вершину экономики Севера составляет международный спекулятивный капитал. По оценкам «Гарвард Бизнес Ревью» на каждый доллар, обращающийся в реальном секторе мировой экономики, приходится 25–50 дол. в финансовой сфере. Как уже упоминалось, общий ежедневный оборот этого рынка составляет 1 трлн дол. В этой сфере сегодня происходит мощный рост фиктивного капитала, основанный на ренте, извлекаемой из неравновесности мировой экономической среды. Многие экономисты опасаются неуправляемости этой «экономики казино», дающей годовой процент, значительно превышающий предпринимательскую прибыль. По их мнению, тем самым размывается предпринимательская этика: получать скромную прибыль в производстве считается анахронизмом, уделом неудачников.

Следующим после Севера, значительно более территориально локализованным мировым регионом является Запад – продукт интенсивной индустриализации эпохи Нового и новейшего времени. Здесь было создано особое национальное богатство: развитая социальная, административная и промышленная инфраструктура, обеспечивающая создание сложных, наукоемких, оригинальных изделий и образцов, значительная часть которых затем тиражируется в других регионах планеты.

Если территориально мир Севера и Запада по большей части сегодня совпадают, то стратегически Запад ориентирован на преимущественное создание уникальных, высокотехнологичных изделий на собственной территории. Эта цель в последнее время часто не совпадает с интересом Севера, представленным ТНК и международным финансовым капиталом. Последним становится морально безразлично место локализации промышленности.

Экономический регион Востока, куда перемещается массовое производство из Североатлантического региона, охватывает государства Большого тихоокеанского кольца (от Индостана до стран Латинской и Южной Америки). Для этого региона характерно форсированное развитие, базирующееся на использовании целенаправленной промышленной политики, изощренной экспортной поддержки. Неоиндустриальная модель экономического развития региона ориентирована на массовое производство массовых изделий (включая наукоемкие).

Экономический регион Юга с преимущественно мусульманским населением расположен в основном в районе Индоокеанской дуги. В международном разделении труда за этим регионом закреплена добыча сырьевых ресурсов. Соответственно главный стратегический интерес этого региона заключается в перераспределении природной ренты.

Экономический мир Евразии находится сегодня в движении и представляет собой структурно сложный организм, отдельные части которого тяготеют и к Западу, и к Востоку, и к Югу. На территории Евразии наблюдаются также и процессы, свойственные глубокому Югу.

К глубокому Югу относят пояс находящихся в социальном хаосе территорий, бытие которых определено теневой глобализацией асоциальных и криминальных тенденций различного происхождения. Специалисты выделяют два наиболее существенных элемента этого экономического региона: «трофейную экономику», основанную на расхищении национального богатства, созданного предшествующими поколениями, и наркоторговлю, оборот которой составляет около 600 млрд дол. в год. На сегодняшний день в мире около 30 территорий относится к этому региону.

Не разделяя в целом пессимизм Д. Белла – создателя концепции постиндустриального общества (широко распространенной разновидности постмодернистских концепций), мы считаем поучительным указать экзистенциональные основы, приписываемые им индустриальному и постиндустриальному обществу. Принципами первого являются «рациональность и прогресс», принципами второго – «страх и трепет» (fear and trembling) [ 8, с.174].

Вопросы для самопроверки

46. Что относилось к числу задач денежной реформы Л. Эрхарда (1948)?

47. Что относилось к числу задач реформы цен Л. Эрхарда (1948)?

48. За счет чего обеспечивалось укрепление национальной валюты Франции в 1959–1960 гг.?

49. Каковы были задачи бюджетной реформы 1950 г. в Японии?

50. В чем состояли приоритеты структурной политики Японии в 50-е годы?

Контрольные вопросы

51. В какой мере контролировалась внешнеэкономическая политика Японии в 1950–1960 гг.?

52. Каковы важнейшие причины кризисных явлений в экономике капиталистических стран в 70-е годы XX в.?

53. В чем состояла смена приоритетов экономической политики ведущих капиталистических государств в 80–90-е годы?

54. Какие факторы способствовали развитию малого предпринимательства в 70–80-х годах?

55. В чем выразился долгосрочный эффект экономических реформ Р. Рейгана?

56. Какие национальные денежные единицы стали резервными валютами Бреттон-Вудской (1944) валютной системы?

57. Какие сферы мирового хозяйства охвачены процессом глобализации?

58. Какие инструменты экономического регулирования, предлагаемые теорией монетаризма, использовались в Великобритании?

59. В чем состояла сущность НТР?

60. Что представляет собой экономическое программирование?

Список рекомендуемой литературы

1. Андрианов В. Д. «Новые индустриальные страны» в мировом капиталистическом хозяйстве. М., 1989.

2. Асслон Ж.. Ш.. Экономическая история Франции с 18 века до наших дней. М., 1995.

3. Беневоленский В. Рисковое предпринимательство в США //Экон. науки. 1989. № 9.

4. Бриттан С. Капитализм с человеческим лицом. СПб., 1998.

5. Ван дер Вее Г. История мировой экономики, 1945–1990 гг. М., 1994.

6. Ведута Е. Н. Государственные экономические стратегии. М., 1998.

7. Волгин Н. А. Японский опыт решения экономических и социально-трудовых вопросов. М., 1998.

8. Глобальное сообщество: новая система координат / Под ред. А. И. Неклессы. СПб., 2000.

9. Друзик Я. А. Мировая экономика на финише века. Минск, 1997.

10. Иванова Н. Малый бизнес в странах с развитой рыночной экономикой // Рос. экон. журн. 1995. №12.

11. История мировой экономики. Хозяйственные реформы 1920–1990 гг. / Под ред. А. Н. Марковой. М., 1993.

12. Зубарев И. В., Ключников И. К. Механизм экономического роста ТНК. М., 1990.

13. Капитализм на исходе столетия / Науч. ред. А. Н. Яковлева. М., 1987.

14. Крупные развивающиеся страны в социально-экономических структурах современного мира / Отв. ред. В. Л. Шейнис, А. Я. Ильянов. М., 1990.

15. Лаврентьева В. Н. «Новые индустриальные страны» Азии: перестройка промышленной структуры. М., 1990.

16. Обминский Э. Е. Глобальные интересы и национальный эгоизм. М., 1990.

17. Перминов С. Б., Петров А. Н. Малые научно-технические фирмы: зарубежный и отечественный опыт. М., 1990.

18. Печникова А. В. Денежно-кредитное регулирование экономики Великобритании. М., 1986.

19. Пияшева Л. И., Пинскер Б. С. Экономический неоконсерватизм: теория и международная практика. М., 1988.

20. Фишер И. Еще раз о причинах Японского экономического чуда //Рос. эконом. журн. 1995. № 8.

21. Шишков Ю. В. Формирование интеграционного комплекса в Западной Европе. М., 1979.

22. Шульц А. Реформа Л. Эрхарда. //Вопр. экономики. 1991. № 8.

23. Экономическая история зарубежных стран / Под ред. В. И. Голубовича. Минск, 1998.

24. Экономическая история капиталистических стран / Под ред. В. Т. Чунтулова. М., 1985.