Учебные материалы для студентов

Экономическая история


Экономическая история



Монополизация национальных экономик в конце XIX – нач. XX в., формирование системы монополистического капитализма


В последней трети XIX в. домонополистический (классический) капитализм достиг наиболее высокой ступени развития. В этот период в масштабах всей экономической системы начался бурный процесс смены свободной конкуренции господством монополий. Этот процесс завершился на рубеже XIX и XX вв. переходом капитализма к монополистической стадии.

Переход к монополистическому капитализму был подготовлен всем ходом длительного исторического развития, как вглубь, то есть путем упрочения капиталистического способа производства в основных экономических центрах мира, так и вширь – путем распространения его господства на другие страны. Неизмеримо расширилась сфера эксплуатации хозяйства монополистическим капитализмом. Она охватила не только старые капиталистические отрасли, но и основную массу населения экономически развитых стран. В орбиту капиталистической эксплуатации в той или иной форме попали и народы большинства других стран, где еще сохранились докапиталистические производственные отношения.

К числу объективных условий формирования монополистического капитализма можно отнести:

– внедрение в промышленность, особенно тяжелую, крупных технических достижений, увеличивших конкурентоспособность крупных предприятий на основе роста «эффекта масштаба»;

– рост энергетической базы;

– внедрение на транспорте принципиально новых двигательных механизмов, увеличивших скорость движения транспортных средств и тем самым сокративших время передвижения и расходы по транспортировке грузов;

– появление новых систем связи, обеспечивших почти мгновенное распространение информации в пределах планеты.

Подтверждением перечисленному служат следующие факты:

– изобретение и широкое применение новых способов выплавки стали (бессемеровского, мартеновского и томасовского) позволило превратить черную металлургию в ведущую отрасль экономики (в 1870 г. в мире выплавляется 28 млн т, в 1913 г. – 76 млн т);

– добыча угля – основного энергоносителя за последнюю треть XIX в. увеличилась в 6 раз, достигнув к 1900 г. 1 млрд. т.;

– в 1870–1913 гг. протяженность железных дорог в мире возросла в 6 раз, а грузооборот морского транспорта в 8 раз;

– прокладка трансатлантического и трансконтинентального телеграфных кабелей позволила мгновенно передавать информацию между континентами и странами.

В целом, если уровень мирового промышленного производства в 1890 г. принять за 100%, к 1900 г. он достиг 230%, а к 1913 г. – 385%.

Анализ экономических отношений последней трети XIX в. позволил австрийскому экономисту К. Гельфердингу и В. И. Ленину сформулировать основные признаки перехода капитализма к монополистической стадии:

– установление господства монополий в основных отраслях промышленности, торговли и транспорта;

– слияние промышленного и банковского капитала, на базе которых возникает финансовый капитал, породивший финансовую олигархию;

– экспорт капитала из развитых стран приобретает решающее значение над экспортом товаров;

– завершение территориального раздела мира крупнейшими колониальными державами;

– начало борьбы за экономический передел мира капиталистическими союзами.

Уделим основное внимание первым четырем признакам, имеющим непосредственное отношение к предмету истории экономики, рассмотрев данные процессы в разрезе развития хозяйства ведущих мировых держав.

США. Для экономического развития США после окончания гражданской войны 1861–1865 гг. огромное значение приобрела иммиграция капитала и рабочей силы из Европы. С 1860 по 1900 г. население страны увеличилось с 31,4 млн человек до 80 млн. Иммиграция за этот период составила 14 млн человек.

Трудовые и золотовалютные ресурсы соединялись в США с богатейшими природными и географическими ресурсами: полезными ископаемыми, плодородными землями, мягким климатом, наличием выхода к двум океанам. Протекционистская политика правительства, направленная на защиту отечественного производителя от международной конкуренции, позволила американской промышленности в полной мере воспользоваться ростом емкости внутреннего рынка. Как результат, доля США в мировом промышленном производстве возросла с 17% в 1860 г. до 36% в 1913 г.

В последней трети XIX в. существенно изменилась структура капитала в США. На смену свободной конкуренции пришел монополистический капитализм, для США характерны его наиболее развитые формы. В 1910 г. 14% крупных предприятий в промышленности давали 8/10 всего объема ее продукции.

США стали классической страной трестов. Трест представляет собой добровольное или под нажимом сильнейших объединение предприятий одной отрасли, при котором вошедшие в него предприятия теряют производственную, коммерческую, а часто и юридическую самостоятельность.

Первый американский трест «Стандарт Ойл» (1882) создал Дж. Рокфеллер в нефтеперерабатывающей промышленности. Добившись от железных дорог льготного тарифа на перевозку нефти и нефтепродуктов, Дж. Рокфеллер к началу века поднял рыночную долю треста с 10% до 90% за счет скупки или принудительного слияния конкурентов.

Вскоре появились маслично-хлопковый трест (1884), маслично-льняной (1885), водочный, сахарный, свинцовый (1887). В 1903 г. 26 трестов контролировали 80% производства. Почти полное исчезновение конкуренции и последовавший за этим монополистический рост цен и сокращение объемов производства, побудили американский конгресс принять в 1890 г. первый антитрестовский закон Шермана. На основе этого закона были разукрупнены многие тресты, и одним из первых трест Дж. Рокфеллера (1910).

На смену трестам в США приходят холдинг-компании (держательские компании) – компании, владеющие контрольными пакетами акций других компаний. Такая форма монополистического объединения предоставляет значительную производственную и коммерческую свободу подконтрольным холдингу предприятиям, часто относящимся к разным отраслям экономики.

Ослабление антимонополистического законодательства в последующие годы позволило в США перейти от холдинг-компаний к концернам, объединявшим под единым контролем компании разных отраслей производства, торговли, банков и пр. В концернах выступал срощенный промышленно-торгово-банковский капитал, получивший название финансового.

Крупнейшие держатели акций холдинг-компаний и концернов получили название финансовой олигархии (от греч. «власть немногих»). Их роль в экономической и политической жизни развитых стран трудно переоценить. Некоторые американские социологи предполагают за семьями Дю Понов, Гарриманов, Вандербилдов, Гугенгеймеров, Мелланов, Рокфеллеров, Карнеги и Морганов большую власть, чем у президентов страны.

С целью расширения внешней торговли и экспорта капитала США в конце века осуществляют территориальные захваты бывших испанских колоний – Кубы, Гуама, Гавайских островов и Филиппин. Экспорт капитала стимулировался более высокими нормами прибыли в менее развитых странах и колониях.

Германия. Следующей по экономическому весу страной на рубеже веков стала Германия, опередив в экономическом развитии Францию и Англию. Создание мощной промышленности стало определяющим моментом экономической истории Германии в этот период. Оно ускорило концентрацию производства, возникновение монополий, формирование финансового капитала, расширение экономической агрессии.

Важное значение в Германии, как и в США, приобрело строительство новых предприятий в крупных масштабах. К концу XIX в. немецкая экономика не была так обременена запасами старого основного капитала, как английская. Это позволяло изначально строить предприятия под прогрессивные технологии. Особенно это касалось новых отраслей промышленности: электротехнической, химической и др.

Крупную роль сыграло изменение структуры промышленности на рубеже веков в пользу тяжелой индустрии, для развития которой у Германии имелась богатейшая сырьевая база.

Особенностью монополистического капитализма в Германии является установление контроля крупных банковских объединений над промышленностью, торговлей, транспортом. В 1910 г. из общей суммы вкладов в 10 млрд марок половина находилась в распоряжении десяти берлинских банков. Перед войной 1914 г. руководство шести крупнейших банков было представлено в 750 компаниях.

Монополизация по отдельным отраслям осуществлялась в Германии на основе создания картелей и синдикатов. Картельное объединение предполагает заключение между юридически и производственно самостоятельными предприятиями соглашения, регулирующего объем производства, сбыт продукции, наем рабочей силы. В случае если соглашение заключалась об объединении только снабженческо-сбытовой деятельности в особого рода конторах, то возникал другой тип монополии – синдикат.

В начале века действовали 600 германских монополистических объединений. В химической промышленности это «Фарбен-индустри», в угольной «Рейнско-Вестфальский синдикат», электротехнической – АЭГ и «Симменс».

Расширение Германской торговли и вывоза капитала шло в том числе за счет захвата колоний (2,9 млн кв. км с 12,3 млн человек населения).

Темпы развития экономики старых капиталистических государств Великобритании и Франции в конце XIX столетия значительно уступают США и Германии.

Великобритания. В 70-е годы XIX в. Англия – «мастерская мира» производила около 36% продукции мировой промышленности. К 1914 г. ее удельный вес снизился до 14%. Вперед были пропущены США (36%) и Германия (16%). Объяснение этому факту лежит в накоплении на предприятиях Великобритании устаревшего оборудования, что приводило к более низкой производительности труда и высоким удельным затратам, снижавшим конкурентоспособность британской продукции.

Экономическое развитие Британии сдерживалось ее монопольным положением на рынках колониальной империи. В 1876 г. Великобритания контролировала 22 млн кв. км колониальной территории с населением в 251,9 млн человек, при том что собственное население Великобритании составляло порядка 40 млн человек. В колониях можно было сбывать устаревшие и некачественные товары: колонии гарантировали высокую прибыль и при старой технике, традиционных издержках производства.

Экспорт капитала из Великобритании превратил ее в классическое государство-рантье. В конце XIX в. доходы английских рантье от вложений за рубежом в 5 раз превышали доходы от внешней торговли. Количество рантье достигло 1 млн человек, а удельный вес промышленных рабочих снизился с 23% в 1851 г. до 15% в 1901 г.

Формирование крупных монополистических объединений в метрополии сдерживалось старым техническим базисом промышленности. Финансовый капитал возникает прежде всего во внешнеэкономической деятельности и связан с участием английского капитала в предприятиях по всему миру. Этот факт повышал роль британских банков.

Франция. Вторая колониальная держава мира – Франция за последнюю треть XIX в. снижает свою долю в мировом промышленном производстве с 10% до 7%. Причины этого явления кроются в потере промышленно развитых и богатых полезными ископаемыми провинций Эльзаса и Лотарингии в ходе войны 1870–1871 гг. Свою роль сыграла значительная доля производства предметов роскоши, текстиля и галантереи в совокупном продукте промышленности, производственные процессы в которых трудно поддаются механизации. Узость внутреннего рынка объяснялась парцеллярностью крестьянской земельной собственности (39% хозяйств имели менее 1 га земли).

Богатая история и высокий уровень банковского сектора приводит к перераспределению им национального капитала из предпринимательского сектора в финансовый, где французские банки специализируются на предоставлении государственных займов, осуществлении участия в крупных международных проектах. Как результат – 75% прироста «национального богатства» в 1914 г. приходилось на ценные бумаги и отрасли, обслуживающие рантье. Терялся стимул к производственному предпринимательству.

Особенности структуры производства привели к задержке монополизации. Но к началу XX в. во Франции имелись картель солеварен, металлургический синдикат, сахарный, керосиновый картели. Половина тоннажа морского флота принадлежала трем акционерным компаниям.

В конце XIX в. Франция активно создает колониальную империю для обеспечения гарантированных рынков сбыта и ресурсного снабжения. Территория заморских владений составила 10,6 млн кв. км, а их население достигло 55,5 млн человек.